ИАЦ «Кабар»: Изменение конфигурации в Центральной Азии

1157 просмотров Аналитика 0

Начиная с 2017 года между странами Центральной Азии наблюдается процесс нормализации отношений, что по мнению экспертов является показателем прихода региона в геополитическое движение. На этом фоне приход к власти Шавката Мирзиеева и совершенные им визиты в соседний Казахстан, Туркменистан, Кыргызстан, а также недавний визит в Таджикистан еще больше подтверждают позицию экспертов. И как было отмечено экспертами, нормализация отношений не только трансформирует конфигурацию в регионе, но также придаст Центральной Азии больший геополитический вес на международных площадках. Актуальным на фоне изменений конфигурации в Центральной Азии является недавний визит Ш.Мирзиеева в Таджикистан.

О том, какие происходят изменения агентству «Кабар» рассказали эксперты из Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана.

По мнению кыргызского политолога и эксперта по международным делам Эдиля Осмонбетова, первый вывод, который можно сделать – это то, что процесс изменения конфигурации в Центральной Азии идет с 2017 года и регион вошел в новый геополитический цикл.

«Центральная Азия вошла в геополитическое движение и это позитивный момент», - говорит он.

Объясняя причины этого политолог указывает на тот факт, что сегодняшнее положение региона связано с очень важным процессом, начавшимся в 2017 году. В этом процессе Кыргызстан, по его словам, был одним из основных игроков, который совместно с Узбекистаном сдвинули все процессы в Центральной Азии в новом направлении. «Улучшение кыргызско-узбекских отношений, которые на протяжении 26 лет не развивались, но с космической скоростью начали развиваться, начиная с прошлого года, и придали совершенно новую атмосферу в Центральной Азии», - считает он. При этом эксперт подчеркивает, что кыргызско-узбекские отношения стали модельными для всего региона.

В дополнение он отметил, что кыргызско-узбекские отношения, после апробации всех подходов совпали с тем, что Узбекистан пошел дальше и стал проводить внешнюю политику и продолжил процесс установления дипломатических отношений с соседями.

«И сейчас мы видим, что 9-10 марта глава Узбекистана с официальным визитом посетил Таджикистан. Этот визит показал, что Узбекистан отрабатывает кыргызскую модель в построении дипломатических отношений на примере Таджикистана», - делится наблюдениями кыргызский политолог.

Фото Натальи Резниковой.

По словам политолога из Узбекистана Бахтиёра Эргашева, государственный визит президента Узбекистана в Таджикистан стал точкой, оформившей новое состояние политического и экономического взаимодействия стран региона ЦА.

Как подчеркнул политолог, Узбекистан заявил о начале активной, экспорториентированной политики в странах региона.

«Прагматизм- ключевое слово этой новой региональной политики. Страны региона показывают, что готовы идти по этому пути, пути укрепления экономического сотрудничества и кооперации, предложенному Узбекистаном», - подчеркивает он.

Фото Farhat Niyozov.

Со своей стороны политолог из Таджикистана Негматулло Мирсаидов также отмечает, что формирование новых теплых межгосударственных отношений, желание во всех направлениях развивать экономическое сотрудничество между Узбекистаном и Таджикистаном может серьезно изменить конфигурацию политических и экономических отношений в Центральной Азии.

«Итоги государственного визита президента Узбекистана оказались неожиданными для многих, даже за рубежом. Никто не ожидал того, что будет полное понимание, согласие», - подчеркивает таджикский политолог, добавив - «разумеется, можно хоть сотни соглашений подписать, но не начать их выполнять, однако постоянные рукопожатия, дружеские объятия, радость и улыбки, эмоции двух глав государств, порой выходящие за рамки протокола, свидетельствовали об искренности их намерений, что в определенной степени гарантирует их выполнение».

Говоря о причинах столь позднего визита президента Узбекистана в Таджикистан, Мирсаидов отметил, что у Шавката Мирзиёева было много аргументов совершить визит в Таджикистан в последнюю очередь. И по его словам, аргументы носили политический и экономический характер. «Более 20-лет противостояния не могло не оказать влияния на психологию людей. Ведь в последние годы взаимные упреки и обиды, обвинения чуть не дошли до уровня национальной истерии. В этих условиях выросло целое поколение, когда разрываются практически все экономические и традиционные отношения, многие склонны были рисовать по обе стороны границы образ врага в лице каждого жителя Узбекистана и Таджикистана. С уходом Каримова во властных структурах продолжали работать его последователи, придерживающиеся жестких позиций по отношению к Таджикистану. Мог ли в такой ситуации ехать Мирзиеев в Таджикистан в первую очередь, протянув руку дружбы? Мягко говоря, к недругу? Просто его могли понять неправильно», - говорит таджикский политолог.

Поэтому, говорит Мирсаидов, главе Узбекистана в первую очередь необходимо было укрепить свою власть, заручиться поддержкой собственного населения, проводя внутриполитические реформы. Также Мирзиееву было необходимо убедить их в том, что стране необходимо выйти из изоляции.

По наблюдениям политолога из Таджикистана была и другая веская причина – разорванные контакты практически во всех сферах. «Их восстановление требовало времени. Думаю, поэтапное возобновление контактов было своего рода проверкой реакции граждан страны на изменения. И они оказались позитивными. Параллельно велась долгая, кропотливая работа по разработке соглашений практически во всех областях, как выразился сам Мирзиёев в ходе визита, «с белого листа»», - делится Мирсаидов.

Политолог из Узбекистана Бахтиёр Эргашев также рассказал о причинах запоздалого визита в Таджикистан.

По его словам, визит Ш.Мирзиеева в Таджикистан завершает круг государственных визитов президента Узбекистана в соседние страны в рамках новой региональной политики Узбекистана, которая направлена на формирование пояса «добрососедства и дружбы» с соседними странами.

Состоялись визиты в Туркменистан, Казахстан, Кыргызстан и теперь в Таджикистан. Была также поездка президента Афганистана Ашрафа Гани в Узбекистан, во время которого были также достигнуты серьезные договоренности.

«Не хотел бы употреблять такие выражения, как исторический визит и тому подобное. Но это действительно важный и может быть этапный визит, который заканчивает один этап взаимоотношений между Узбекистаном и Таджикистаном и начинает другой этап. И мы находимся в начале этого», - говорит Эргашев.

Политолог из Узбекистана добавил, что визит президента Узбекистана в Таджикистан был, по его пониманию, последним в ряду его государственных визитов в страны, только потому, что есть серьезные противоречия между Узбекистаном и Таджикистаном. «Прежде всего, это проблема Рогунской ГЭС, строительство которой сейчас идет в Таджикистане и нужна была серьезная предварительная работа по согласованию проблемных вопросов», - говорит Бахтиёр Эргашев.

С теми странами, по словам Эргашева, с которыми нет серьезных проблем, а это Туркменистан и Казахстан, визиты состоялись в самом начале в 2017 году. «Они были удачными и большинство решений были приняты без проблем. А вот визиты в Кыргызстан и Таджикистан были отложены по причине того, что по ним нужно было долго и много договариваться: это вопросы границ, строительства ГЭС в Кыргызстане и в Таджикистане. Есть целый набор вопросов, которые препятствовали добрососедским отношениям между этими странами», - делится политолог.

И теперь, по словам Эргашева, состоялся этот визит, потому, что основная часть вопросов была решена.

Говоря об итогах визита Эргашев подчеркнул, что состоялся прорыв в очень важной гуманитарной сфере: решены вопросы взаимных поездок граждан двух стран, достигнута договоренность об облегчении визового режима и введения положения, в случае ратификации этого документа, о 30-дневном безвизовом пребывании граждан двух стран на территории двух стран. Это, по словам узбекского политолога, является очень важным с точки зрения гуманитарных вопросов. Несомненно важным является и подписание Договора о регулировании почти 90% участков узбекско-таджикской госграницы. Остаются какие-то участки, которые будут дополнительно решаться.

«Ну и самое главное, это то, что та область, где нет серьезных прорывов, а это вопрос Рогунской ГЭС, он оставлен в стороне. По ней нет серьезных договоренностей, нет официальных документов, а есть только заявление президента и МИД Узбекистана о том, что Узбекистан не против строительства гидротехнических сооружений и объектов энергетики в Таджикистане. Больше ничего серьезного пока не подписано», - отметил Эргашев.

Вопросы об интеграции и "доноре" безопасности

Как указывает политолог из Кыргызстана Эдил Осмонбетов, в экспертном сообществе долго поднимался вопрос о том, почему Таджикистан, находясь как и остальные страны региона в геополитическом движении, никак не движется в вопросах интеграции стран Центральной Азии, не вступает в ЕАЭС, почему он так неактивно проявляет себя. «Все ждали, когда же будут улучшения», - отмечает политолог.

И как поделился кыргызский эксперт, в 2018 году все увидели, что все улучшения, происходящие в регионе начиная с 2017 года, привели в движение всю Центральную Азию.

Как еще раз отметил политолог Негматулло Мирсаидов, формирование новых теплых межгосударственных отношений, желание во всех направлениях развивать экономическое сотрудничество между Узбекистаном и Таджикистаном может серьезно изменить конфигурацию политических и экономических отношений в Центральной Азии.

Во-первых, это тандем, не входящий в ЕАЭС. «У Узбекистана никогда не было планов вхождения в какие-либо союзы. И не исключено, что формируя новые интеграционные экономические отношения с Таджикистаном, он может увести за собой соседа», - делится мнением таджикский политолог, добавив, что «учитывая историческую общность узбеков и таджиков, смею предположить, что если обе страны будут успешно развивать отношения, этот тандем может впоследствии стать довольно крепким геополитическим образованием».

По словам Осмонбетова, Центральная Азия формирует совершенно новую зону стабильности и здесь можно сделать вывод, что регион может стать «донором» безопасности для всех стран мира, Евразии, Европы, Кавказа и Афганистана, но если регион будет единым с единой повесткой дня и стабильным.

«Именно вот это новое слово «донор» безопасности является очень важным», - подчеркивает Осмонбетов.

О геополитическом будущем ЦА

Из наблюдений эксперта по международным делам, многие также говорят, что Центральная Азия не имеет политического будущего и т.д. Но по мнению Осмонбетова, это все не имеет под собой оснований. Причина, как отметил политолог в том, что все страны Центральной Азии строят в настоящее время отношения на двусторонней и трёхсторонней основе и без внешних игроков в лице Китая, России и других мировых держав.

«И это очень важно, что мы сами. То есть мы повышаем геополитическую субъектность региона. Наш геополитический вес увеличивается в глазах других стран», - делится Осмонбетов.

В свою очередь политолог из Узбекистана Бахтиёр Эргашев добавил, что на сегодня страны региона показывают, что готовы работать в региональном формате, без включения в этот внутрирегиональный диалог внерегиональных сил.

«Насколько будет долгоиграющим этот консенсус, достигнутый в течение последнего года - покажет время», - говорит он.

Отличие региона ЦА от других

Говоря об отличии от других регионов мира, кыргызский политолог отмечает, что Центральная Азия является более целостной, чем страны Южного Кавказа и Кавказа вообще. «Даже если брать Ближний Восток», - говорит он.

Причины по мнению Осмонбетова в том, что с одной стороны ни одна страна Центральной Азии не находится в состоянии войны. С другой стороны, у стран региона есть споры и сложности по каким-то вопросам, но чтобы они были нерешаемыми, такого нет. «Мы даже сейчас решаем приграничные вопросы, транзит и торговлю», - говорит он.

В третьих – это то, что у нас везде светские режимы, даже Ислам в регионе светский. Четвертым по словам Осмонбетова является то, что сейчас сложилась такая ситуация, когда в рамках глобализации все страны Центральной Азии пытаются найти свое место в международном разделении труда. «И это время настало. Еще одним интересным моментом является Саммит, который состоится в Астане и он станет первым подобным мероприятием для стран Центральной Азии», - говорит политолог.

Со своей стороны Н.Мирсаидов соглашается с тем, что благодаря имеющемуся потенциалу каждой страны Центральной Азии, регион способен стать экономически процветающим и в перспективе уже не зависеть от геополитических игроков.

«Развитая промышленность Узбекистана, дешевая электроэнергия и наличие сырья в Таджикистане может обеспечить двум странам в ближайшие годы более высокие темпы развития. Пока Узбекистан получает небольшой, но хороший рынок для продукции машиностроения, легкой и химической промышленности, продовольственных товаров, а Таджикистан - возможность не только для экспорта цемента, алюминия, свинца и других цветных металлов, но и избыточной электроэнергии. Обе страны могут связать свои транспортные коридоры, которые важны для экспорта и импорта продукции в третьи страны, и что немаловажно, для развития туризма. Развитие двусторонних связей может снизить уровень зависимости от важных геополитических игроков - России и КНР», - делится политолог из Таджикистана.

И несмотря на то, что в силу разных озвученных причин на Саммите не будет главы Туркменистана, говорит Осмонбетов, но присутствие глав четырех государств станет уже большим шагом вперед. По его наблюдениям причина заключается в том, что развитие Центральной Азии напрямую связано с тем, что Центральная Азия сможет состоятся как новый геополитический регион. «И в таком случае мы будем интересны для всех геополитических игроков в лице ЕС, США, России и др. стран», - отмечает кыргызский политолог.

Эксперт по международным делам отмечает, что процесс идет независимо от внешних игроков, что является очень важным. «То есть мы самостоятельно ищем пути и это очень хороший опыт для всех стран Центральной Азии. И новая конфигурация нашего региона сложится в лучшем свете если все будет основываться с учетом национальных интересов и взаимовыгодных условий. И только в таком случае мы выйдем на совершенно новый этап», - считает он.

О заслуге Кыргызстана и Узбекистана в новой трансформации региона

Как считает политолог из Кыргызстана, все уже смогли убедится в том, что Центральная Азия имеет большой шанс и в этом есть большая заслуга Кыргызстана, потому что без Кыргызстана и Узбекистана невозможно было бы перестроить всю геополитическую конфигурацию Центральной Азии. «Потому, что мы первыми попробовали на себе эту роль. Потому, что одному Узбекистану невозможно было бы продвинуть эту идею», - говорит Эдил Осмонбетов.

Видно же, говорит он, что Мирзиеев ездил и в Туркменистан, и Казахстан, и Таджикистан долго ждал его визита, но если бы Кыргызстан не открылся идее миролюбия в Центральной Азии, то не состоялось бы переформатирование Центральной Азии.

«Там оставался бы Казахстан, Узбекистан, придерживающийся нейтралитета Туркменистан, а также Таджикистан, который был в ожидании. Но резкое улучшение кыргызско-узбекских отношений дало толчок, чтобы привести в нормально состояние всю Центральную Азию. И вот сейчас мы видим результат этих всех положительных процессов – это и открытие границ, начало миллиардных проектов и т.д. То есть даже по оценке Всемирного банка, ВВП Центральной Азии в 2018 году будет на уровне 2,4%. Это тоже является очень важным», - говорит политолог.

Он также отмечает, что если страны региона смогут решить все проблемы и выработать единую повестку дня, то Центральная Азия будет очень сильным экономическим регионом, в котором проживает более 60 млн. людей. «Мы сможем стать транзитным регионом, но самое главное это то, что сейчас идет процесс становления Центральной Азии как геополитического региона», - подчеркивает он.

До 2017 года, по наблюдениям кыргызского политолога, все страны Центральной Азии предлагали какие-то свои инициативы, и даже если взять в пример Казахстан, который был председателем в ОБСЕ и сразу возникает вопрос, какую пользу он принес Центральной Азии? «Он также председательствует в Совбезе ООН, но если бы процесс объединения Центральной Азии начался раньше, то мы могли бы выработать общие вопросы для всех стран региона, защищать и двигаться вперед. Тогда бы был эффект, стали бы «донором» безопасности, стали бы транзитом. Мы же все-таки сердцевина земли», - продолжил эксперт по международным делам.

И в заключение Эдил Осмонбетов добавил, что роль Кыргызстана очень высока и благодаря открытости двух стран – Узбекистана и Кыргызстана - вся Центральная Азия пришла в движение.

Эрмек Абдрисаев
ИАЦ «Кабар»

Комментарии

Оставить комментарий