"Содружество": Каспийское море не позволяет себя разделить

1854 просмотров Аналитика 0

Рабочие группы Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана уже много лет работают над проблемой по согласованию позиций пяти прикаспийских государств по определению правого статуса Каспийского моря. Эта проблема возникла после распада Советского Союза в связи с увеличением числа прибрежных стран с двух (СССР и Иран) до пяти (Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан) и окончательно до сих пор не решена. В настоящее время правовой режим моря определяется устаревшими Договорами между РСФСР и Персией от 1921 года и торговле и мореплавании между СССР и Ираном от 1940 года. Новый договор между пятью государствами по разделу вод и дна Каспия не получается заключить вот уже на протяжение почти 17 лет. Почему? У всех прикаспийских государств национальные интересы накладываются на приоритеты соседних стран. Шельф богат углеводородами, которые нужны всем.

Что хочет Республика Азербайджан (АР)?

Для этого государства, как впрочем и других, каспийские углеводороды являются жизненно важным источником пополнения госбюджета. В этой связи получение доступа к перспективным месторождениям на дне и шельфе моря, установление национального суверенитета над ними входит в число приоритетных интересов Азербайджана. В частности, АР хотела бы разрабатывать богатые нефтеносные каспийские месторождения южнее населенных пунктов Астара-Гасанкули. Но против таких намерений категорически возражает Иран. Баку, в свою очередь, возражает против утверждений Тегерана о том, что залежи нефти в южных районах Каспия принадлежат только ИРИ. Президенты АР и ИРИ встречаются ежегодно по 2-3 раза, обсуждают, в том числе, и эту проблему, но решение до сих пор не выработано.

Дополнительным раздражителем в споре между Азербайджаном и Ираном за возможности по добыче нефти и газа со дна Каспийского моря выступают США. При этом они, проводя вектор антииранской политики, открыто поддерживают Азербайджан. Как только президенты двух соседних прикаспийских стран пытаются сблизить свои позиции, США со всей присущей им жесткостью вмешиваются и сводят на нет все их усилия. Азербайджан в определенной степени устраивает поддержка Вашингтона в споре с Ираном, но все чаще излишняя навязчивость США начинает раздражать руководство АР.

Например, это происходит, когда США в очередной раз начинают проталкивать свою инициативу по созданию совместной с Азербайджаном военно-морской группировки Caspian Guard, якобы для охраны трубопроводов и оперативной реакции на терроризм в бассейне Каспийского моря. Руководство АР правильно понимает, что реализация данного проекта пойдет в разрез с интересами всех других соседних государств, имеющих выход к Каспийскому морю, а внесение дополнительной нервозности в отношения с ними из-за желания США «просочиться» в Каспийское море, не входит в интересы И.Алиева.

Азербайджан, кроме интересов на южном шельфе Каспийского моря на линии Астара-Гасанкули, заинтересован в добыче углеводородов в месторождении «Кяпяз». Но здесь тоже есть проблемы, на данное месторождение претендует Туркменистан. Положительным при этом является факт, что эти два государства перешли от режима столкновения интересов к потеплению взаимоотношений при решении спорного вопроса.

Каковы интересы ИРИ на шельфе Каспийского моря?

Отдельные моменты уже рассмотрены выше, интересы Ирана при этом пересекаются с интересами Азербайджана.

Основные разработки нефтяных месторождений Иран осуществляет в районе Персидского залива, но необходимо отметить, что прикаспийское направление также занимает одно из приоритетных мест в проводимой Тегераном политике. С учетом жесткой конфронтации с Западом руководство ИРИ принципиально отстаивает позиции нежелательности вовлечения третьих стран в решение региональных проблем Каспийского моря.

При этом Тегеран добивается следующих целей:

- не допустить в бассейн Каспийского моря американских военных и нефте- и газопромышленников;
- препятствовать реализации проекта «Транскаспийского газопровода» из Средней Азии в Азербайджан и далее в Европейские страны;
- не допустить прокладки нефте- и газопроводов по дну Каспийского моря;
- способствовать созданию транспортного коридора «Север-Юг»;
- ввести в эксплуатацию на полную мощность береговой комплекс в провинции Мазандаран для обеспечения функционирования шельфовой газо- и нефтеинфраструктуры;
- предусмотреть строительство специальных объектов в интересах транспортировки углеводородов в портах Кияшехр, Чабуксер и Чамхал;
- построить в кратчайшие сроки Мазандаранский НПЗ и новые нефтяные терминалы.

Намерения Ирана по совершенствованию и строительству дополнительной газо- и нефтеперерабатывающей инфраструктуры недвусмысленно намекает на наличие планов у Ирана расширить возможности по добыванию углеводородов на шельфе Каспия.

Каковы приоритеты Республики Казахстан (РК)?

Для Казахстана, также как и для предыдущих стран, прикаспийские углеводороды являются своеобразным двигателем экономического развития. В этой связи получение доступа к перспективным месторождениям на шельфе моря, установление национального суверенитета над ними входит в число приоритетных задач.

В 2017 году РК планирует значительно увеличить доставку сырой нефти из месторождения Тенгиз по нефтепроводу в российский порт Новороссийск. Поставки по каспийскому трубопроводу увеличатся на 47%.

С 2017 года Казахстан намеревается увеличить добычу нефти и на таких месторождениях как «Кашаган» и «Карачаганак». К концу текущего года «Кашаган» будет выдавать ориентировочно до 200 тыс. баррелей в сутки, а в 2018 – до 360 тыс. баррелей в сутки. Для сравнения, в настоящее время общая добыча нефти в Казахстане со всех месторождений составляет порядка 220 тыс. баррелей в сутки. Поэтому выход месторождения «Кашаган» на полную мощность трудно переоценить. В этой связи власти республики вернулись к обсуждению ранее отложенного проекта по созданию Казахстанской каспийской системы. Предполагается, что проект будет состоять из нефтепровода «Ескене-Курык» на территории Казахстана и Транскаспийской системы, включающей нефтеналивной терминал в казахстанском порту Курык, танкеров и нефтесливного терминала на азербайджанском побережье Каспия, а также соединительных сооружений до трубопроводной системы «Баку-Тбилиси-Джейхан».

Кроме того, в ближайшие пять лет Казахстан намерен вложить очень большие инвестиции в развитие портовой инфраструктуры морского порта Актау, обновление танкерного флота и строительство логистических терминалов.

Интересы Российской Федерации

Россия в отличие от своих соседей по прикаспийскому направлению не имеет такой большой экономической зависимости от находящихся в бассейне Каспийского моря углеводородов. Но, тем не менее, и упускать возможности по их добыче не собирается. Российские нефтепромышленники успешно продолжают добывать углеводороды из трех месторождений на севере Каспия, которые одновременно являются источником пополнения запасов нефти и для Казахстана. Месторождения разрабатываются на паритетных началах. Два соседних государства подписали соответствующий договор и проблем с разработкой нефти не испытывают.

Российская Федерация категорически против появления в акватории Каспийского моря подразделений ВМС США. Американцы с завидной настойчивостью предлагают свою помощь в модернизации береговой охраны Азербайджану, Казахстану и Туркменистану. Они обучают моряков этих стран в своих учебных заведениях и даже предлагали разместить в военно-морских пунктах отдельных прикаспийских государств на ротационной основе подразделения своих военных моряков. Инициатива США не была одобрена, но американские военные инструкторы периодически появляются в штабах ВМС Азербайджана и Туркменистана.
РФ заинтересована в прокачке нефти через трубопроводы по своей территории, а также в реализации масштабного проекта «Север-Юг» и, пожалуй, в большей степени, нежели свои соседи, выступает за заключение природоохранных договоров в бассейне Каспийского моря.

Кроме того, Россия прорабатывает несколько крупных связанных с Каспием инфраструктурных проектов. Они включают в себя модернизацию портов и постройку специальных терминалов для обеспечения крупных грузоперевозок из РФ через Иран в сторону Индии.

Позиции Туркменистана.

Для Республики Туркменистан Каспийское море – один из основных источников национальных доходов. В настоящее время власти Туркменистана подыскивают инвестора для освоения перспективного нефтяного месторождения на шельфе Каспия Северное Готурдепе. Государственный концерн «Туркменнефть» уже разработал проект освоения этого месторождения. Туркмены рассчитывают добыть здесь до 7 млн. тонн нефти.

В текущем году подписан меморандум о взаимопонимании между госконцерном «Туркменибит» и национальным холдингом «Узбекнефтегаз», предусматривающий вложение узбекской стороной в инвестиции по совместной разработке нефтересурсов на Каспии.

В 2017 году Туркменистан завершил комплекс мероприятий по разведке нового газового месторождения «Узунада» в прибрежной полосе Каспийского моря. В следующем году концерн «Туркменибит» планирует приступить к промышленным поставкам природного газа и газового конденсата.

Большие надежды туркменское руководство возлагает на реализацию строящегося газопровода ТАПИ из Туркменистана в Индию через Афганистан и Пакистан. Но до завершения этого масштабно проекта еще далеко.

Еще одним перспективным проектом (Транскаспийский) является поставка туркменского газа в Европу через Азербайджан, но и здесь имеется немало проблем.

Таким образом, добыча нефти и газа, согласование границ месторождений на стыке соседних государств, перевалка углеводородов через Каспийское море, недопущение в бассейн Каспия ВМС США, природоохранные действия – вот неполный список проблем, которые непосредственно влияют на взаимоотношения между прикаспийскими государствами. И оттого, как они будут решены, зависит безопасность и благополучие целого региона.

И правовой статус Каспийского моря, если его удастся согласовать, будет способствовать миру и благополучию жителей окружающих его стран. Но Каспийской море пока не позволяет себя разделить!

"Содружество"
Максат Нарымбаев
05.06.17

Комментарии

Оставить комментарий